среда, 15 апреля 2015 г.

Сплав Григорьева

Отзыв
на статью профессора Андреева А.Н. «Болен лирикой». Поэтический «сплав» в творчестве Игоря Григорева» в журнале «Белая Вежа». №8 (15) 2014
Савинов Владимир







«Думается, действительно, «большое видится на расстоянье». Игорь Григорьев заслуживает серьёзного и фундаментального исследования, как впрочем, и целый ряд поэтов Псковщины и всей России, недавно ушедших. Верю: такое время придёт»
Эту цитату из книги Станислава Александровича Золотцева «Зажги вьюгу» (Псков, 2007) [1], которую автор назвал просто очерком о жизни и творчестве поэта Игоря Григорьева, я вспоминаю каждый раз, когда вновь и вновь возвращаюсь к стихам И.Н.Григорьева. А также, конечно, и самого Станислава Золотцева. Каждый раз возникает острое желание, чтобы о выдающихся псковских поэтах знали миллионы людей. Я понимаю, что исследовательское дело в литературе требует высокопрофессионального и непредвзятого подхода; выполнять такую работу способны (и, наверное, для сохранения всего лучшего в нашей культуре, обязаны!) безупречно подготовленные учёные-филологи, литературоведы.
Несомненно, мы, земляки Игоря Николаевича Григорьева, духовно связаны со старшими товарищами по перу, продолжаем почитать их поэтический и человеческий талант. Свято соблюдая благородную товарищескую традицию, писательская организация уже много лет в третий четверг января собирает литературную гостиную памяти ушедших поэтов и писателей (крайний раз 15.01.2015). Читаются их стихи и отрывки из прозы, звучат воспоминания коллег, которым посчастливилось общаться с ними при жизни, учиться у них мастерству. Возле длинного списка фамилий зажигается свеча, читается молитва… Первыми почти всегда звучат стихи Игоря Николаевича Григорьева. 
 По-моему, это справедливо, учитывая, что с его именем связаны создание и расцвет псковской писательской организации. А дальше Золотцев, Гусев, Маляков, Тиммерман, Гейченко, Виноградов, Краснопевцев, Молева, Морозкина, Жемлиханов, Маймин, Куранов, Дегелев, Калкин…
Но, к сожалению, уже более 10 лет присутствуя на таких встречах, я с огорчением убеждаюсь, что кроме отдельных опубликованных воспоминаний, людям негде прочитать полноценные книги или качественные научные статьи о творчестве каждого из этих поэтов и писателей, культурное и гражданское значение которых выходит далеко за пределы Псковщины. Увы, в этом смысле я сегодня не надеюсь на своих пишущих коллег в родном Пскове. И книга Станислава Золотцева [1], которую он написал в год своего 60-летнего юбилея (за год до своей скорбной кончины), была и есть беспрецедентным и радостным для меня исключением.
 
Пусть простит уважаемый Анатолий Николаевич Андреев, но только после этого пространного вступления я смогу перейти к его статье. Первое знакомство с ней состоялось в виде доклада, который Анатолий Николаевич сделал 13.11.2014 в конференц-зале Пушкинского Дома г. Санкт-Петербурга на международной литературной конференции «Слово. Отечество. Вера», посвящённой 90-летию со дня рождения поэта Игоря Николаевича Григорьева. Наша псковская делегация из двух человек присутствовала на конференции в качестве лауреатов конкурса лирико-патриотической поэзии имени И.Н. Григорьева «Я не мыслю себя без России». И к нам чудесным образом присоединилась Ольга Николаевна Золотцева, которая привезла на конференцию из Москвы два десятка экземпляров упомянутой мною книги Станислава Золотцева [1]. Я признаюсь, что с большим волнением присутствовал на конференции. Конечно, очень влияла сама необычайная атмосфера Пушкинского Дома. Но ещё более взволновали факты, что о поэзии нашего земляка Игоря Григорьева говорят на очень высоком научном уровне, что мы видим большие стопки не одной, а нескольких только что изданных новых книг о его жизни и творчестве, что присутствуют и активно участвуют в конференции самые родные Игорю Николаевичу люди.
На этом эмоциональном фоне я хорошо помню, что выступление Анатолия Николаевича сразу привлекло к себе моё внимание, поскольку я услышал в нём то, чего, говоря высоким стилем, «жаждали сознание и душа». Да, у многих других докладчиков (не менее 15-ти) тоже было чему восхититься – произведения и личность Игоря Григорьева вдохновили учёных, писателей и поэтов на эмоциональные и яркие выступления. Но у Андреева прозвучали магические слова «сплав», «постижение», «заболеть лирикой», «боль-переживание», «духовный подвиг», наконец, «философия литературы». Эти слова притянули внимание, как маячки, зажигаемые впереди на не столь уж ясном для открывателя поэзии Григорьева пути. Что и говорить, смысловая и образная составляющие стихов Игоря Григорьева настолько обширны и глубоки, что читателю мало прочесть его стихи даже неоднократно. Читателя, пусть и очень искушённого, надо умело направить. Но сделать это профессионально и в высшей степени правдиво. Слушая (а потом, читая) А.Н.Андреева, подумал, что меня, никогда не изучавшего предмет «теория литературы», нисколько не смущают специфически научные обороты речи профессора БГУ из Минска, потому что внутри этого обрамления, как в раме, находится абсолютно правдивая картина. Эта картина соответствует моему восприятию, а высказанные утверждения удачно согласуются с собственными мыслями.
После конференции Анатолий Николаевич на некоторое время оказался внутри нашей маленькой «псковской диаспоры» земляков И.Н.Григорева, притянувшей к себе («Псковичи? Привет!») и ряд других участников конференции. В ходе очень интересной беседы (не лишённой и полемики с подошедшими коллегами) я и услышал, и убедился, что боль-переживание Игоря Григорьева (в его стихах и перипетиях собственной судьбы) так же свойственные уважаемому профессору, теоретику литературы из Беларуси. Он в статье-докладе не просто «разложил по полочкам» стихи и наполнившие их образы большого русского поэта, рассказал о его духовном подвиге и несомненных культурных достижениях. Он реально высветил ярчайший «Сплав Григорьева», и сам (до внутреннего крика!) болеет душой за то, чтобы вечные для нашего единого народа Святой Руси ценности, воплощённые в Слове, не замалчивались, не сводились только лишь к пафосным речам и покровительственным оценкам. «Великая литература, великая Победа, как и всё великое, созданное духовным подвигом, требуют непрерывного великого духовного усердия»; «Наследники великой культуры должны быть достойны этой культуры – иначе они окажутся наследниками горстки обветшавших постулатов...». Спасибо, Анатолий Николаевич за эти слова. Сегодня они ценны, как никогда. Как хочется, чтобы их ежечасно читало наше подрастающее поколение, чтобы ни за какие снисходительные посулы европейского благоденствия не отдавали наши дети и внуки ни пяди этого передового бастиона алчным разрушителям вековой славянской культуры. Мы-то, вроде бы, люди закалённые, жизнью битые, а вот каково им будет…
Сплав Григорьева… Название моего отзыва – это не только следование образу, использованному в статье писателем Анатолием Андреевым. Ассоциации уводят меня далеко-далеко, сердце начинает стучать, ускоряя ритм. Представляется ярко светящийся могучий сплав самых твёрдых металлов с вкраплениями благородных и самых востребованных людьми, вроде алюминия, никеля, вольфрама... Из таких сплавов делают тончайшие инструменты, такие сплавы спускаются в Марианскую впадину и поднимаются в космос. Сердце стучит ещё быстрее… Золотцев [1] о Григорьеве: «Я многие годы знал этого поэта, он… до последних дней оставался мне верным, добрым и строгим старшим другом, и поэтому мне, как мало кому, очевидно: о нём невозможно говорить «с температурой 36.6». «Его сердце никогда не унималось, не успокаивалось». «…с болью за бытие родной земли и за души сограждан писал он тогда. И много ещё тревог пророчески выразил он в строках той поры – и сбылись его горестные предчувствия!».
Сплав Григорьева… Это его бескомпромиссная, до невозможности правдивая во всём натура, которая «словно бы вырастала из почвы, из нашей природы, суровых и даже неласковых порою на первый взгляд – но столь щедрых на добрые свои плоды…»; «глубинно чистая душа, предельно искренняя… предельно (или даже запредельно) самоотверженная» (С.А.Золотцев [1]).
А вот и другая, очень псковская ассоциация. Саня Григорьев. Да, тот самый знакомый с раннего детства добрый и отважный мальчик из города Энска (в котором псковичи легко узнают свой старинный город), кристально честный, мужественный в достижении благородной цели Саня Григорьев, главный герой романа «Два капитана» нашего знаменитого земляка Вениамина Александровича Каверина. «Бороться и искать, найти и не сдаваться!». Два Григорьева – как они близки, по сути, едины (Сплав Григорьева!) в преодолении предательства и омерзительной лжи, через, казалось бы, невозможную для человека душевную боль, в отыскании торжества неизбежности правды! «На свете есть много книг, без которых нельзя жить» (В.А.Каверин, 1986г.). По-моему, А.Н.Андреев доказал в своей статье, что к таким книгам относятся и книги стихов Игоря Григорьева.
Сплав Григорьева… В первой цитате С.А.Золотцев вставляет строку Сергея Есенина из знаменитого «Письма к женщине». Стоило мне освежить стихотворение в памяти, как родился сноп ассоциаций (Есенин – Григорьев! «Письмо к женщине» Есенина – «Письмо любимой» Григорьева! Сплав поэтических душ Есенина, Рубцова, Григорьева…). 
портрет И.Н.Григорьева (худ. А.А.Александров)

Да вот только чувствую, что пора остановиться и закончить мой отзыв проникающими в сердце словами Станислава Золотцева о друге и поэте Игоре Григорьеве: «Игорь год от года всё более отделял в поэзии и в жизни временное от… если не от вечного, то от сущностно-изначального, от неких исторических неотъемлемых основ бытия. Жителю Псковщины вообще легче ощутить в себе чувство историзма. Чувство громады времени, нежели жителю иного края: здесь всё веет Русской Вечностью».
Тыща лет! Это ж самая молодость:
Не дымить, а гореть нам и греть.
Только вновь не завьюжила б холодность,
Чтобы впредь не стареть нам, а зреть.
Лишь мертвящее зло не ожило бы,
О котором живым не судить –
Не всочилось бы вкрадчиво в жилы нам,
Только б души пред ним затворить!
(Игорь Григорьев)
Вместе с уважаемым Анатолием Николаевичем Андреевым, вместе с подвижниками-организаторами конференций по изучению, представлению и пропаганде (не побоюсь этого слова) поэзии Игоря Григорьева, вместе с потрясающей семьёй, наследниками дела И.Н.Григорьева, я выражаю уверенность, что вечные ценности «Красота – Добро – Истина"


А.Н.Андреев  (03.11.2014. ИРЛИ)


24 января 2015 года

p.s.

Мои раздумья о старших товарищах, псковских поэтах и писателях фронтовиках, партизанах, как в мистическом сне, когда я увидел их всех в едином строю, выразились в таком стихотворении (2009 г.):

Сердце – порох
Солдат шагает строй –
неумолимо –
уже передо мной,
проходят мимо;
шагов не слышу звук –
идут солдаты –
не видно взмахов рук:
по швам прижаты...

Ток времени застыл,
рванулся снова –
здесь напряженье сил
живого слова;
здесь накалён глагол
в гудящих горнах,
перо, бумаги, стол
и кофе в зёрнах.

И горькое жнивьё,
бессонниц муки,
ночное забытьё,
навек – разлуки;
страдания чужих,
живущих рядом,
и жгущий сердце стих,
боль – камнепадом.

По трещинам эпох
под синью свода,
миг оттепели, вдох,
почти свобода.
Шеренгою вперёд,
в разрывах поле,
сомненья прочь и вброд –
такая доля.

Отдали, что смогли,
не выжидая,
услышав зов земли
родного края.
Безмолвен строй солдат...
Стихов страницы
за горизонт летят –
большие птицы.