понедельник, 5 марта 2018 г.

«И с древней честью города родного сольётся имя древнее моё"


Выступления участников вечера памяти С.А.Золотцева

2 февраля 2018 года

Название этой статьи (это даже не статья, а что-то вроде стенограммы выступлений) я взял из моего любимого стихотворения Станислава Золотцева «Псковские строки» (их много у меня – любимых стихов Станислава Александровича). Посмотрите, всё это стихотворение – оно о памяти! Памяти о былом: таком ярком, щемящем и вечном… Сквозь бойницы псковских стен и башен он видит события многовековой давности. Память у него ДЫШИТ… Точнее не скажешь.


Как прежде, в дивном городе моём
вчерашний век с грядущим не враждует.
И колокол в узорочье литом
вызванивает песню молодую.
В бойницу крепостную посмотрю –
а там, в заречье, в сизом окоёме
везёт телега алую зарю,
и небо глохнет в реактивном громе.
И снова тишь... И в тёмно-золотых
дремучих брёвнах бывшего посада
ушедший век рассохся и затих,
а будущий – галдит в стенах детсада...

Мне верится, что я тут жил всегда,
во все столетья и во все года.
И крепость возводил Довмонту-князю.
И в сад боярский с огольцами лазил.
...В котором веке и в каком году
вдоль берега родного я иду?
И что кружится над рекой Великой –
метелица иль тополиный пух?
...А комары у нас – до белых мух
и пахнет снег лесною земляникой.

И память дышит, словно сеновал,
разворошённый в зимней непогоде:
по улицам, сквозь молодёжный шквал,
меня совсем не узнавая вроде,
стареющие женщины проходят,
которых я девчонками знавал...
И память дышит горячо и сладко,
неопалимой свежестью хмеля.
И вдруг я слышу чей-то оклик: "Славка!"
оглядываюсь! Это – не меня.

Нет, не меня... И сединою снега
давно сменился тополиный пух.
И по зиме последняя телега
звенит-летит во весь былинный дух...
...И всё-таки – меня окликнут снова
на той земле, где начал я житьё.
И с древней честью города родного
сольётся имя древнее моё.


«И всё-таки – меня окликнут снова…». Можно было и так назвать эту статью, потому что на протяжении всего вечера 2 февраля в библиотеке «Родник», носящей имя С.А.Золотцева, все участники ощущали незримое его присутствие, говорили так, как будто окликали его, а он всё слышал. Виктор Николаевич Яковлев сказал, что они со Станиславом и сейчас общаются. И это не прозвучало, как оговорка.


Слушали голос поэта. В библиотеке есть записи авторского исполнения многих стихотворений, и каждый раз, когда мы слушаем его выступления, восхищаясь мастерством чтеца, мы зримо представляем, как это было тогда, уже более десяти лет назад. Но голос поэта продолжает звучать сегодня, а то, что он читает, не только исключительно современно, но и на долгие годы вперёд не потеряет своей актуальности. Почему? Потому что настоящий поэт обладает даром предвидения. И это не просто слова. Золотцев многое предвидел в своих стихотворениях и литературоведческих статьях.



Выступили с воспоминаниями друзья, коллеги и единомышленники Станислава Александровича [1]. Тон всему вечеру, конечно, задала Ольга Николаевна Золотцева, которая все эти десять лет, прошедшие с рокового 4 февраля 2008 года, является движителем наших встреч, инициатором издания книг с произведениями поэта.


Ольга Николаевна Золотцева

«В апреле 2017 года, когда мы отмечали 70-летие со дня рождения Станислава, столько было у нас мероприятий! Особенно запомнилась встреча именно здесь, в библиотеке его имени. Знаете, я сегодня просто с восхищением обращаюсь к Ирине Владимировне, к сотрудникам, которыми столько было сделано при подготовке и во время проведения встречи. При этом я очень хотела бы поблагодарить Веру Викторовну Бесан, но, увы, моя благодарность должна для этого долететь на небеса.
Далее я хочу сказать о том, что для поэта, наверное, самое важное – это появление на свет его творений, появление на свет его книг. Даже если сам он лишь может на это взирать из мира иного. И вот в этом юбилейном году – честно говоря, для меня было неожиданностью выход необычной книги «Сады грядущих дней» [3.1]. Небольшая по объёму, но настолько оригинальная, содержательная! Это книга поэтических переводов [3.2]. В ней опубликованы стихи Станислава Александровича, переведённые на английский язык, стихи, написанные на английском и переведённые на русский язык им самим, а также стихи, переведённые нашей замечательной Татьяной Семёновной Рыжовой. Считаю, что создание такой неординарной книги – полностью её заслуга. Перед тем, как предоставить слово Татьяне Семёновне, в котором она расскажет о своей работе над этой книгой, я хочу, вернее, предлагаю всем нам помянуть Станислава по русскому обычаю».


Отец Олег Теор
Протоиерей, Настоятель храма Благоверного князя Александра Невского в Пскове

«Станислав был другом храма Святого Александра Невского, потому что наш храм был связан с его отцом Александром и им самим, Станиславом Золотцевым, в крещении Николаем. В последний путь мы провожали Станислава тоже в нашем храме – на вечный покой под берёзой. Вечный покой ему и слава за его стихи и слова». (Читает молитву «Отче наш...»)
О́тче наш, И́же еси́ на небесе́х! Да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго.
Аминь.


Рыжова Татьяна Семёновна

«У Золотцева есть удивительное маленькое стихотворение, в котором Станислав Александрович говорит, что яблоко в разрезе недаром схоже с сердцем. И далее он продолжает: «Зреют в нём не семена, а сады грядущих дней». Так ёмко сказать в коротеньком стихотворении: «зреют сады...»! Меня это просто потрясло. Образность, как у Пушкина! Никакой поэтической риторики, но здесь настолько точное слово, которое находит Станислав Золотцев, что оно попадает прямо в цель. Поэтому мы именно так назвали этот сборник поэтических переводов: «Сады грядущих дней» [3.1]. Я с удовольствием переводила для книги стихи Золотцева, потому что, как ни один другой поэт, не только псковский (пожалуй, за исключением Пушкина), для меня Золотцев является очень близким поэтом. Любой другой не так лёгок, не так воодушевляет меня в переводе на английский язык, как Золотцев. Не по простоте своей, хотя простота Золотцева тоже здесь гениальная. Очень близка мне его лирика, очень близка. Скажу вам, что эта книга натолкнула меня на то, чтобы отдельно исследовать тему сада в его творчестве. Это действительно гениально! Мне не довелось выступить на вечере памяти Золотцева в апреле (я ездила в Печоры с презентацией книги), но, тем не менее, изучила эту тематику и написала статью для выступления. Фет, Бунин, Пушкин – тема сада у нас в России очень богатая. В русской поэтической традиции, а также вообще – в писательской. Но Станислав Золотцев от всех отличается в этой теме, потому что он видит душу сада, он так и говорит: у сада есть душа!
В своём исследовании я провожу эту мысль и заключаю такими словами Золотцева: «Мой век прошёл. Я вырастил свой сад и вырастил детей, и книжный ряд рождён моим пером.» Я думаю, что словами «мой век прошёл» Золотцев сказал о календарном двадцатом веке, но не о своей жизни. Наверное, он уже не полагал себя гражданином нового 21 века, в котором от садов только щепки летят прямо ему в сердце (как он пишет). Но я сегодня хочу подчеркнуть, что на самом деле поэтический век Станислава Золотцева только начинается. Очень многое из того, что он написал, очень актуально именно сегодня. Стихи, написанные им на английском языке, и ту его русскую поэзию, что я перевожу на английский, – будут читать везде, эта поэзия будет жить. Мы должны это всегда помнить, читать и пропагандировать его творчество.
То, что я с ним три раза встречалась в своей жизни, для меня это великое благо, помню каждое из сказанных слов, которыми мы обменялись, сохраню эту память на всю жизнь. Спасибо».


Валерий Михайлович Мухин

«Хочу продолжить слова Татьяны Семёновны, а именно: Станислав Золотцев, действительно очень образно выражал свои мысли в произведениях (стихах, прозе…). Я бы сказал: гениально. Вспоминаю его повествование о яблоньке, которую он посадил в детском возрасте, взяв настоящую взрослую лопату. А в конце он описывает, как эта яблоня выросла, что стоит в саду уже старое дерево, а поэт, подойдя к ней, вспоминает о том, как он её сажал. И тут яблоко падает. Он это яблоко берёт и говорит: «И всё равно я буду жить вечность, всегда...» Знаете, вот эта образность просто потрясающая.
Я хочу рассказать ещё о том, что когда у Золотцева умерла мать, а у меня почти одновременно умер тесть, то их могилы на Орлецовском кладбище оказались почти рядом. Потом у него умирает отец, а у меня тёща, и они похоронены тоже, соответственно, рядом. И как-то, встретившись со мной на кладбище, Золотцев мне предложил: «Давай, в следующий раз, когда поедешь на кладбище, захватывай меня». И так мы несколько раз с ним попадали вместе на кладбище, посещая родных. У Станислава есть необычное стихотворение в прозе «Факультет ненужных вещей» о русском обычае: когда человек умирает, то близкие люди из его родни отдают вещи умершего его друзьям и знакомым, чтобы у них оставалось что-то на память об ушедшем. А жизнь вещей при этом продолжается. И вот он там сетует: кому, скажем, я отдам китель отца, если у него просверлено семь дырочек для орденов и медалей, кому…

"... И кому подарю я панбархатное платье мамы? Она его сшила в 50-е годы, но ни разу не надевала: сначала говорила она, не до праздников было и танцев, а потом - стала стара для него... А кому надобен будет мамин тяжелый прорезиненный плащ, в котором она много лет ходила по дальним лесным деревням, где не было школ, и проводила уроки с детьми..."

Кому это всё нужно? Книги их, школьные учебники, тетради? 
 Я ещё расскажу, что когда-то он подарил мне зарядное устройство, принадлежавшее его отцу, для аккумулятора. «Валера, забери…» Я забрал и пользовался им лет пятнадцать. Потом мой друг попросил зарядить аккумулятор. Я ему дал, а дальше, когда и он умер, я знаю точно, что это устройство перешло к другому человеку.
И вот это всё говорит о том, как Золотцев мог в своих стихотворениях образно и волнительно рассказывать, казалось бы, о простых вещах, связанных с русскими обычаями, делая очень значимые обобщения. Золотцев, обладая громадными знаниями истории и литературы, постоянно всё впитывал в себя, отражал это в своём творчестве, Поэтому я считаю, что его книги очень хорошо читать, не пропуская в них ни одной строки. Вообще, такого поэта надо читать всё подряд, только тогда поймёшь его душу, его устремления, его сущность, восхитишься его масштабом. Я всегда такому правилу следую. Все мы, его соратники, много слышали, как Станислав сам читал свои стихи. Он вообще был потрясающий чтец. У меня до сих пор в памяти, как он читал своё стихотворение «Два коня»; я поражался, как он владеет тембром, как владеет звуком. Но стихотворение «Я устал» всегда вызывало у меня сомнение, когда он его читал. Меня немного коробило: как это – живой человек вдруг просит прощения и прощается с нами. Может быть, этот момент никто не замечал, но мне это было не понятно. А вот сейчас это стихотворение звучит, по-моему, так, как надо звучать.
(читает стихотворение)

                 * * *
Я устал. Простите. Я устал.
Я устал. Простите и поймите.
Никакой на свете пьедестал
не заменит радостных наитий.

Я устал. Поймите. Я устал
от бегов и скачек тараканьих,
от размена сердца на металл
в бесконечных суетных метаньях.

Мне от вас не нужно ничего.
Я устал и плотью, и душою.
Я устал от вашего в с е г о .
Только и моё для вас - чужое.

Время всё расставит по местам:
Торжествуйте, пойте и вещайте.
Я - устал. Поймите. Я устал.
Я вас всех прощаю. И - прощайте.


2000 г.

Сегодня оно приобрело совсем иное звучание. Понимаете? Всё, спасибо.


Александр Петрович Казаков

Валерий Михайлович прочитал стихотворение «Я устал». Помню один из вечеров в литературной гостиной, когда Слава Рахман впервые спел свою песню на это стихотворение. Мы с Золотцевым рядышком сидели. Я знал эти стихи и обратил внимание, что Золотцев сидел просто ошарашенный... Потом он подошёл к Славе и сказал: «Как ты догадался? Как ты попал в точку!» А там, действительно, такая песня была… Суть стихотворения была Славой Рахманом угадана и отражена в музыке... Он эту песню больше никогда не исполнял. Вот это было про него... Я помню реакцию Золотцева прекрасно....


Олег Степанович Семёнов

«Я знал Славу маленьким мальчиком, когда мы с ним часто общались. Наши дома стояли рядом, и мои мама и тётя общались с его родителями, с его тётей Ниной; у меня есть старые фотографии, где они все запечатлены. То есть, мы с ним знакомы с раннего детства, правда, я был его на шесть лет старше, в детстве это большая разница. Но у него был старший брат Валера, который был с сорокового или сорок первого года, он брал нас на реку, и мы там все вместе общались. Хочу сказать, что сразу было заметно, насколько Слава, которому было года четыре, выделялся своей любознательностью и фантазией. У них на участке был большой сад, а в саду пруд (одной частью в саду, а другой — снаружи), и он любил наблюдать, какая жизнь идёт под водой в пруду. Как плавают головастики, водомерки. И об этом нам очень любопытно рассказывал. Потом, помню, летом в жаркие дни мы на берегу речки лежали, загорая, и смотрели, как мимо нас проплывали пароходы. И угадывали, какой пароход плывёт. Там тогда было два парохода: «Ударница» и «Буревестник». И вот Слава нам говорит: «А вот это – «Буревестник, он в Барановичи везёт абажуры». Тогда мы его спрашиваем: «А вот этот что?» «А этот в Барановичи везёт этажерки». «А это что?» «А этот везёт половики». «А этот?» «А этот – сковородки». Наконец, мы стали его допытывать, откуда он всё это знает? Ведь мальчику всего четыре года... А он уверенно так продолжает рассказывать: «А этот везёт трёхлинейные лампы». Дальше: «А этот патефоны в Барановичи везёт». – А… Славка! Ведь этот пароход совсем в другую сторону плывёт!» «А вы знаете, он забыл иголки взять для патефонов...» (все смеются…)
То есть, он, хотя совсем ещё маленький был, но так хорошо фантазировал, что его рассказы звучали интересно и правдоподобно. У нас в народе говорят, что талант не пропьёшь. Если что дано природой, то оно и есть в человеке. А затем уже, когда взрослыми мы жили во Пскове, он заходил ко мне в квартиру раза три-четыре. У меня в домашнем архиве есть записи с ленточной кинокамеры, где, например, записано, как он рассказывает о круче. Это такое высокое место в Пскове, которое теперь уже всё заросло. А он говорил, что хорошо бы сохранить это место как парк, поскольку застроить его домами не сложно, а вот сохранить в природном виде – было бы очень интересно. И Слава говорил об этом с надеждой на возрождение. Запись эта есть на плёнке.
Когда у меня дома беседовали, мы ещё много говорили о писателях, о журнале «Новый мир», и он говорил очень эмоционально. Но все равно деликатно. Конечно, Слава всегда задавал тон в беседе. Был очень убедителен в своих взглядах на различные литературоведческие проблемы. Например, кого печатает в журналах, книгах, а кого не печатают. Он мне подарил несколько своих книжек, и вот одна из них, которая называется «Прощённое воскресение». Мне всегда нравилась его поэзия. Например, очень нравится стихотворение «Завещание». Прекрасные стихи. Они прекрасны своей неповторимой лирикой.
Мы всегда будем помнить Станислава Золотцева, Сохранились интересные фотографии. К сожалению, я не всегда знал, когда проводились вечера памяти Золотцева. И об этом вечере узнал случайно. Главное, что есть память о нём, в том числе среди тех, кто знал его с детства. Вот, наверное, на сегодня всё. Спасибо большое».


Виктор Николаевич Яковлев

«Время от времени просматриваю папочку, связанную с именем Станислава Золотцева, которая у меня есть. Как будто с ним общаемся… (вообще-то, действительно, до сих пор общаемся...) И это не оговорка. 
 Золотцев любил театр. Он сам мне рассказывал о том, что в театре бывал с детства. Первый раз он попал туда на ёлку в новогодние праздники. Был в театре тогда знаменитый актёр-сказочник Пресняков Юрий Валентинович, заслуженный артист Российской Федерации, которого любили все дети.
А близкое знакомство случилось у нас с Золотцевым так. Как-то увидев Золотцева в театре (он, когда ему удавалось, приходил смотреть спектакли), я пригласил его на свою программу по Борису Пастернаку. Не очень рассчитывал, что придёт. Вы знаете, когда приглашаешь, то часто слышишь в ответ: – Да-да, спасибо, приду… Золотцев в нашем разговоре заметил, что он не числит себя поклонником Пастернака. Но он действительно пришёл на программу. После её окончания завязался разговор. Я был поражён его образованностью. Поражён – знаниями вообще, знаниями истории, в частности, истории литературы и театра. Потом, как выяснилось, он обладал отличным знанием иностранных языков – английского, фарси, французского, испанского... Мы стали общаться, а потом, когда выяснилось, что невдалеке живём, стали друг к другу захаживать домой. В 2007 году приближалось его 60-летие. Золотцев попросил помочь меня подготовить сценарий для проведения юбилейного вечера. Мы с ним всё подготовили, был написан сценарий. Юбилейный вечер прошёл в нашем театре (21 апреля 2007 года), я был ведущим этого вечера. Мы сделали фильм о Золотцеве. Обычно я пишу текст к фильму и читаю за кадром этот текст. А здесь я подумал, что – не тот случай. Конечно, Золотцев должен был сам написать текст, сам и прочитать. Я думаю, вы хорошо помните этот фильм с фотографиями. В этом фильме, на мой взгляд, было всё сделано прекрасно и всё уместно. К несчастью, этот день рождения оказался его последним днём рождения. Потом был февраль, десять лет назад. Но были и есть книги, им подаренные. Ещё при нём я прочитал (и записал) «Камышового кота». Были стихи, были разговоры обо всём этом.
Я всегда восхищался его въедливыми эпиграммами, о которых Павлов (Валерий Фёдорович – директор театра) постоянно говорил: «Ну, Слава, хватит, ну, только не надо читать их со сцены… Ты же понимаешь, какие люди в первых рядах сидят». «Ладно, ладно», – отвечал Золотцев. И он вначале читал вполне нормальные стихи. А потом махнул рукой! « А!.. Есть у меня сказка одна...» И как врезал стихотворение, в котором упоминается гофмановский персонаж Крошка Цахес. Конечно, тут прямые ассоциации...
Да – действительно, общаемся... Буквально вот недавно, в сентябре (2017 г.), у нас был открыт проект «Библиотеатр». Мы сделали литературную программу по стихам о Пскове псковских и не только псковских поэтов (например, Бродский). Приглашаем к участию в ней актёров нашего театра. И в сентябре состоялась премьера. К сегодняшнему дню мы эту программу показали уже три раза. Сначала показали в Пушкинских Горах, потом в университете, потом в областной библиотеке.
Скажу, почему я попросил слова, увидев сейчас видео концерта Николая Михайловича Мишукова. Есть у Золотцева великолепное стихотворение «Псковичи» («Одиннадцать веков любви и веры…», которое мне довелось читать со сцены. Первый раз это было на празднике песни в Зелёном театре, а второй раз в Кремле, в День Равноапостольных Кирилла и Мефодия. Это было в 2014 году. В этом стихотворении мне Слава открылся по-новому. В плане его особенной масштабности. Когда оно звучит – сам, в общем-то, трепещешь. А тут пред тобой 5 тысяч человек зрителей, и звучат эти его стихи.
Вот тут, позвольте, я встану, потому что нельзя сидя читать это стихотворение. Его все, наверняка, знают, оно часто звучит. И посвящено оно русскому народу, псковскому народу».
(читает стихотворение «Псковичи»)

Запись-на-вечере-памяти-02-02-208_В-Н_Яковлев_Одиннадцать-веков.mp3


Татьяна Александровна Лаптева.

«Однажды я Золотцеву сказала, что у него есть очень трудные стихи для пения, потому что мне тогда попался его сборник, где были особенно драматические, очень личные стихи. Он этими стихами отразил переживания критических событий эпохи 90-х годов, начала двухтысячных. Теперь мне, конечно, очень жаль, что при его жизни у меня было мало песен на его стихи. Среди них есть особенно любимые. В конце марта я буду делать свой юбилейный концерт, где музыкальная программа посвящена творчеству псковских поэтов. Буду исполнять многие песни, которые очень люблю, в том числе на стихи  Золотцева, которые сейчас, спустя несколько лет, мне приходится всё реже исполнять.
А 2017-й год, благодаря Татьяне Семёновне Рыжовой, прошёл под знаком той части его огромного наследия, который называется – поэтические переводы. Для библиотеки из архива С.А.Золотцева я отобрала несколько книг, в которых опубликованы его переводы с таджикского языка, с молдавского, белорусского, киргизского языков. Эти книги обязателно привезу, чтобы они вошли в фонд музея Золотцева. Когда я познакомилась с подготовкой книги переводов «Сады грядущих дней» [3.1], то предложила включить в неё ряд его сонетов. Золотцев часто разговаривал со мной по теме своего диплома, посвящённого исследованию поэзии Дилана Томаса (Дилан Марлайс Томас; англ. Dylan Marlais Thomas; 27 октября 1914 - 9 ноября 1953; - валлийский поэт, прозаик, драматург, публицист). И я также обратилась к книге переводов поэзии Дилана Томаса, которую Ольга Николаевна привезла из Москвы. Там тринадцать или пятнадцать стихотворений, которые переведены именно Золотцевым. Но того стихотворения, перевод которого мне более всего нравится, нет в этой книге. Я написала на него романс, который сейчас спою.
Перевод этот есть в книжечке, которая была издана в 1990 году. Перевод просто потрясающий, поскольку для Золотцева это очень больная тема. Сколько я помню Золотцева, он очень сильно любил своих родителей, переживал за их здоровье. Потом, когда их не стало, очень часто ездил к ним на могилы. Настроение у него было тогда трагическое, мрачное. И явно вот это стихотворение Дилана Томаса его зацепило. И он перевёл его. Оно посвящено уходящему поколению, неистовому желанию сохранить память о близких людях. В нём пламенные слова о том, что человек, который уходит, знающий, что он прожил свою жизнь до конца, стоит на пороге смерти – чтобы он продолжал жить необычайно интенсивно, чтоб он горел, как факел. В общем, он так здорово об этом написал, что я откликнулась музыкой. Называется «Не гасни, уходя во мрак ночной...» («Стань против тьмы..»)
(исполняет романс )

Запись-на-вечере-памяти-02-02-208_Т.А.-Лаптева_Встань-против-тьмы.mp3


Татьяна Викторовна Медникова

«На мой взгляд, самое интересное в архиве Золотцева, который сейчас находится в древлехранилище нашего музея – это его записки, в особенных больших тетрадях. Хотела бы обратить на это ваше особое внимание. Он очень тяжело переживал 90-е годы, и это видно по его записям. Вообще, этими его тетрадями, мне кажется, должны заинтересоваться студенты университета. Причём, любого факультета, например, исторического, филологического.
Ведь уйдут люди, а с ними, возможно, уйдёт и память. Нужно обязательно публиковать такие вещи, чтобы они сохранились. Есть журнал «Псков», может быть, какие-то отрывки из этих материалов можно помещать в нём. Ещё хочу сказать, что обязательно на таких встречах, как сегодня, должны бы присутствовать люди из нашего музея (реплика Лушкиной И.В.: «Мы приглашали на встречу работников Псковского музея-заповедника, но они не смогли присутствовать»). Они держатели фонда Золотцева. И не просто поэта, а отличного большого поэта, который является автором Гимна, автором многих книг... Но вот эти тетради... Их, по-моему, 8 штук, большие, написаны крупным почерком, размашисто. (реплика Лаптевой Т.А.: «На самом деле их должно быть двадцать, он называл их дневниками»)


Вера Михайловна Сергеева

«Я, во-первых, помню очень хорошо этот день, когда нам сообщали о смерти С.А.Золотцева. Пришла ко мне Лаврецова Наталья после вечера 3 февраля 2008 года, когда мы отметили 65-летие Олега Калкина. К тому времени Калкина уже почти год, как не было. И Наташа у меня осталась ночевать. На следующий день мы тоже были у нас. И вдруг ей кто-то позвонил, она мне и говорит: «Ты знаешь, умер Золотцев».
Что первое мне пришло на ум: «Да не может быть!». Но оказалось, что – может быть такое. Во-вторых, конечно (я уже говорила об этом на конференции), для нашей писательской организации и для Пскова, и вообще для всех – это великая утрата. Он и оратор, и публицист, и писатель, и поэт. Вот, выйдет он выступать – и всё! Весь зал сидит заворожённый, представляете? Ну, нет уже таких людей, нет, ушли они, все вот такие, великие. Жаль.
И знаете, какое стихотворение здесь я хочу прочитать? Оно очень современное для нашей эпохи, для этого года, для этого дня. Называется «После митинга»
(читает это стихотворение)

«…не было и нет словесной нечисти,
от которой долго не излечишься,
и не правит ложь толпой людской.
Только где сегодня край такой?»

Светлая память!

Скорее всего, нет необходимости что-то ещё добавлять к сказанному. Мы расходились по домам с этого вечера памяти, который имел название «Поэты не рождаются случайно», под большим впечатлением от услышанного от каждого из выступающих друзей и коллег Станислава Александровича. Чувствовалось общее волнение. Вновь и вновь всплывали воспоминания от встреч с ним незадолго до ухода, когда Золотцев уже практически постоянно находился во Пскове. Таким же волнением отзывались строки его стихотворений, звучащие внутри нас…

Владимир Савинов,
Псков



Приложения:

1. Участники вечера

Ольга Николаевна Золотцева, вдова С.А.Золотцева, общественный деятель, бывший заместитель начальника Службы производства художественных программ "Радио России" (г. Москва)

Ирина Владимировна Лушкина, заведующая Псковской библиотекой "Родник" им. С.А.Золотцева 
Протоиерей отец Олег Теор, настоятель храма Благоверного князя Александра Невского в Пскове 


Татьяна Семёновна Рыжова, поэт, прозаик, переводчик, член Союза писателей России, кандидат филологических наук, доцент, бывшая заведующая кафедрой английского языка ПсковГУ, член МАПП (Международной ассоциации писателей и публицистов) (г. Псков)

Валерий Михайлович Мухин, поэт, прозаик, член Союза писателей России, дипломант и победитель международных поэтических конкурсов (г. Псков)

Александр Петрович Казаков, поэт и прозаик, литературный редактор, член Союза писателей России, композитор, педагог (г. Псков)


Виктор Николаевич Яковлев, актёр, артист Псковского Академического театра драмы им. А. С. Пушкина, Заслуженный артист Российской Федерации, писатель, публицист, драматург, театральный режиссёр и постановщик


Семёнов Олег Степанович, друг детства Станислава Золотцева, инженер


Татьяна Александровна Лаптева, композитор, член Союза композиторов России, автор-исполнитель, хормейстер, музыковед, писатель-эссеист, член МАПП, дипломант международных музыкальных и театральных конкурсов, преподаватель Псковского областного колледжа искусств им. Н.А. Римского-Корсакова


Вера Михайловна Сергеева, поэт, член Союза писателей России, дипломант и победитель российских и международных поэтических конкурсов (г. Псков)


Татьяна Викторовна Медникова, ведущий музейный работник, бывший учёный секретарь Псковского музея-заповедника, автор многочисленных публикаций по музейному делу (г. Псков)



Михаил Михайлович Медников, краевед, первый председатель Псковского Клуба краеведов, автор многочисленных публикаций по краеведению, преподаватель (г. Псков)


Волкова Наталья Степановна, заведующая псковской областной детско-юношеской библиотекой им. В.А.Каверина, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, председатель Постоянного совета секции детских библиотек Российской библиотечной ассоциации


Владимир Борисович Савинов, писатель, публицист, дипломант и победитель российских и международных поэтических конкурсов (г. Псков)





2. Фотографии, запечатлевшие участников вечера.
Вечер памяти Станислава Александровича Золотцева.
Псков, библиотека "Родник" им. с.А.Золотцева, 2 февраля 2018

3. Литература:
[3.1] Золотцев, С. А. «Сады грядущих дней» «Gardens of the Future» [стихотворения и поэтические переводы]. Станислав Золотцев; [сост. О. Н. Золотцева, Т. С. Рыжова ; пер. и авт. вступ. ст. Т. С. Рыжова]. – Псков : изд-во ЛОГОС, 2017. – 88 с. В сборник вошли избранные стихи известного русского поэта С.А.Золотцева

[3.2] «Любите ли вы английский так, как любил его Станислав Золотцев?» Статья Татьяны Лаптевой, Члена СК России, преподавателя колледжа искусств. Июнь 2017, Псков.

[3.3] 16 марта 2011 г. Статья В.Савинова «Конкурс чтецов имени Станислава Александровича Золотцева» Псков, 22 апреля 2010 г


СПАСИБО  ЗА ВНИМАНИЕ!



Комментариев нет:

Отправить комментарий